вторник, 5 февраля 2013 г.

ХОРОШ ВИНТАЖ, ДА НЕ НАШ!

Текст моего материала, опубликованного в журнале Dress Code.



Сегодня на глобальном фэшн рынке мы - лишь  реципиенты, во многом успешно осваивающие мировой модный опыт. Не так давно приметив, что одежда 20-и летней давности  гордо зовётся  "винтаж" и успешно  выгуливается трендсеттерами и кинозвёздами, мы тоже усвоили - не во всех ситуациях вещи из старых коллекций стоит именовать сэконд-хэндом, а винтажными могут быть не только вина. Но впустив новое, а точнее, некогда  позабытое старое на страницы отечественных глянцевых изданий и в свой вокабуляр, готовы ли мы к такой встрече в своих собственных гардеробных? 



Рассуждения на тему "что есть винтаж" и в какие временные рамки он вписывается оставим в глянцевых публикациях пятилетней давности. Да и рекомендаций о  вложении средств путём составления стоящей коллекции не может быть много, их всего лишь две - сконцентрироваться на поиске ключевых вещей из знаковых дизайнерских коллекций прошлого, и тех предметов, что точно передают суть своего времени. Ведь вещь, которая не была модной при рождении, не может превратиться в винтаж спустя годы. Так, минималистичные трапецевидные платьица времён Твигги из 60-ых годов - достойный кандидат на звание винтажа, а то же платье из 80-ых годов - уже нет. Более доступный способ, но требующий колоссального терпения - приобретать знаковые тренды из коллекций современников и дать им отлежаться,  подобно тому, как дают настояться вину. Но подобные собрания годятся лишь для музеев костюма и частных коллекций.

* блошиный рынок в Сан Франциско








А вот узаконить винтаж в современном гардеробе истинной модницы получилось не так давно даже на Западе. Это знаковое событие в мире моды состоялось в 2005, когда в музее «Метрополитен» открылась невероятно успешная выставка нарядов из арсенала Айрис Апфель под названием «Rare Bird of Fashion: The Irreverent Iris Apfel» (Редкая птица моды: непочтительная Айрис Апфель). Непочтительность этой дамы заключалась в том, что ни винтаж, ни произведения кутюра она не коллекционировала, а просто носила, смешивая в своём облике всё подряд, руководствуясь лишь своим эклектичным вкусом. Сама Айрис Апфель комментировала экспозицию так: "Многие люди покупают роскошные дорогие туалеты и никогда их не носят, для меня это дикость", "Это — не показ коллекции. Это просто налет на мою гардеробную!". Однажды некая особа  показала Айрис свое новое приобретение –  платье от Джефри Бина за 15 000 долларов. Увидев его, модница не могла сдержать восторга: «Представляю, какое удовольствие вы получаете, когда надеваете его!». На что обладательница платья воскликнула: «Да вы что! Это же часть моей коллекции! Вы же не носите то, что было выставлено в музее!». «Что ж, значит, у меня нет коллекции!» – рассуждала впоследствии Айрис. Пожалуй, именно демонстрация гардероба реальной женщины со своим собственным уникальным стилем, запитанным такой непосредственностью и искромётным юмором, и которая как-будто не воспринимает моду совсем всерьёз, дало понимание того, что здесь идёт речь не о новой модной тенденции, а о новом способе понимать моду.

* Айрис Апфель

Но если в официальную моду винтаж шёл достаточно долго, то улицы обратились к предметам старины гораздо раньше, с последней трети XX века спрос на винтажную одежду и аксессуары уже сформировался. Так, в начале  столетия это было бы просто невозможно, ведь вещи родом из девятнадцатого века просто никого и не могли бы заинтересовать в тот момент, мода тогда совершила столь грандиозный шаг вперёд, оставив прошлое далеко позади. Да и все предметы обихода производились исключительно вручную и снашивались полностью, что-то старое покупали лишь те, кто не мог заплатить за новое. А после тягот Второй Мировой войны с появлением конвееров, новаторских способов производства и материалов, Запад с головой окунулся в потребительский рай, изобилующий новыми товарами и с лёгкостью поверил в вечный мир без войны. Отрезвление наступило к концу 60-ых, с началом участия западного мира в войне во Вьетнаме. Тогда, прежде всего, американское общество всколыхнулось и пересмотрело не только своё отношение к международной политике своей страны, своим гражданским правам, но и к самой основе капиталистического общества - к производству товаров. К тому же и кризир перепроизводства не заставил себя долго ждать, произведённых товаров оказалось значительно больше, чем того требовал реальный спрос и объём свободных денег в стране. 

* винтажный магазин MisteryMister

Так, корнями мода на винтаж уходит в 70-ые годы, в то время общество обращает внимание на вторичное использование пластика, стекла, отказ тестирования косметики на животных. Тогда же сторонники движения Гринпис, пацифисты и хиппи в знак протеста переоделись в старую и недорогую одежду. Впоследствии, элементы винтажной одежды успешно вписывались и в другие протестные уличные стили, прежде всего, такие, как панк и гранж. 
В, так называемой, официальной моде, сошедшей с подиумов и страниц глянцевых журналов, винтаж утвердился недавно. Первый бум исторического прошлого моды пришёлся на 90-ые годы, когда к былому обратились в своих коллекциях Стелла Маккартни, Вивьен Вествуд, Соня Рикель и другие модельеры. Далее,  коллекции весна-лето 2001 года изобиловали идеями, заимствованными у моды 20-х и 80-х годов ХХ века. Тогда же многие модные дома открыли линии по воспроизводству собственных легендарных моделей ушедших десятилетий. Винтажные линии запустили Yves Saint Laurent, Dolce&Gabbana и Sonia Rykiel. 
Так, и коллекции последних сезонов характерны своими ретроспективами: D&G, Yves Saint-Laurent, Lanvin восвю цитировали образы 80-ых годов,   D&G и Salvatore Ferragamo обращаются к 90-ым годам через принт, характерный для работ Джанни Версаче; Prada и Louis Vuitton виртуозно переработали моду 50-ых; 70-ые годы воплотились в коллекциях Gucci и  Brioni; Miu Miu, Dries Van Noten, Louis Vuitton эксплуатируют фасоны и колористику 40-ых годов; лаконичность линий 60-ых годов взяли на заметку Loewe и Marni; а эпоха джаза не покидает подиумы последние пару лет благодаря Emporio Armani, Alberta Feretti, Gucci. Но это можно назвать ретро, ибо здесь имеются в виду не сами винтажные предметы, а обращение к истории моды через трансляцию её образов в современном прочтении. 

* витрина винтажного магазина в Хэйт-Эщбери, Сан Франциско

Столь беззастенчивое цитирование прошедших эпох официальными диктаторами моды заставило невольно задуматься о том, что если новые вещи практически повторяют старые, не будет ли уместно вписать в гардероб аутентичный предмет. К тому же, находки родом из прошлого выполнены куда как качественней и чаще всего вручную и уж точно не сошли с конвееров азиатских государств. Воспользовавшись этим знанием, трендсеттеры, такие как Кейт Мосс и Хлое Савиньи успешно интегрировали винтажные предметы в свои аутфиты.
Но если для Запада винтаж - это культурная ценность и признак не статуса, а интеллектуального отношения к моде, то у нашей публики интрес к винтажу только зарождается. Во-первых отсутствие стабильного спроса на винтаж продиктовано отчасти и отсутствием предложения, на протяжении десятилетий его просто не было. Были комиссионки. Винтажные магазины, как лакшери сегмента, так и с доступными ценами и не столь дорогостоящими лейблами стали открываться совсем недавно, да и то лишь в Москве и Петербурге. Поэтому о начале формирования полноценного рынка едва ли может идти речь, винтаж постепенно становится доступен лишь столичным модницам. Кроме того, самой культуры понимания и ношения винтажной одежды у нас нет, а появившийся интерес к нему скорее имеет привкус остромодной тенденции, импортированной с Запада, главным образом, сетевыми глянцевыми журналами. Таких глубоких корней у нашего отношения к винтажу, да и у нашей моды в целом, как в Соединённых Штатах, нет и быть не может. Потомучто даже времена Великой Депрессии не сравнятся с дефицитом материальных ценностей советского периода нашей истории. Весь винтаж у нас привозной именно из-за того, что не производилось в нашей стране модной качественной обуви, сумок, одежды, бижутерии, а то, что продавалось в магазинах с точки зрения моды было мертворождённым и отвечало лишь за потребность одеться. Ведь немодная, неактуальная вещь на момент создания не может быть интересна и через два десятилетия. Да и снашивалась она до дыр, найти советский винтаж с характерными признаками эпохи, хорошего качества и в удовлетворительном состоянии - великая и дорогостоящая редкость! 

*блошиный рынок в Измайловском кремле

Помимо экономических и исторических причин ведь есть ещё и ментальная. Русские, подобно восточным народам, склонны к потреблению демонстративному, жажда показать всем окружающим своё благосостояние, реальное или вымышленное, зачастую руководит и составлением гардероба, любим мы, чтоб "дорого-богато", чтобы одежда была из самых последних коллекций и самых узнаваемых брендов.  Донашивание старого для русского человека слишком сильно ассоциируется с недавним голодным до материальных благ прошлым. Наши светские дамы стыдливо отвешивают вещи из прошлых коллекций в дальний угол шкафа, и парк обуви обновляют ежесезонно, предпочитая самые узнаваемые модели, искренне веря, что это и сеть мода. Да и общество, совсем недавно получившее в распоряжение  и толком не освоившее знание о достижениях мировой моды, едва ли оценит прижизненный костюм от Шанель или пиджак Тьери Мюглера родом из 80-ых.

* съёмка для магазина винтажной одежды Pinshop, Москва